Байкал

Байкал с детства заменил мне море. Я помню калейдоскоп детских спортивных лагерей. Тогда часто штормило. Мы цеплялись за обнаженные корни деревьев, чтобы не упасть в пенистые волны. Мы часами брели вдоль берега, лагуна за лагуной, перепрыгивая через камни и по колено проваливаясь в подмытый Байкалом песок. Иногда отворачивали в лес — за голубикой. Есть хотелось неимоверно!

Я помню шумный свист ветра — стихия бушевала. Тогда озеро серым покровом объединялось с небом на горизонте, в те дни хорошо мечталось, но бывало и страшно. Однажды утром я вышла к умывальнику и пригнулась: грозовые тучи висели так низко, что, казалось, могли раздавить. Таким тогда виделся конец света, приближались 2000-е. А по ночам прокладки белыми чайками залепляли потолок, набухали и срывались вниз на головы гостей, комнату пропитывала тяжелая влага, а мы рассказывали страшные истории и дрожа, ждали, когда кончится дождь.

В этом июле с северо-запада на Бурятию шли беспрерывные грозы, а над нами, в Максимихе, Байкал распахнул солнечное окно. Мы жили в маленьком домике на окраине почти заброшенной турбазы. К северу, через три лагуны, запрятался пансионат для военных чинов — красивое, закрытое местечко. Помню как ее строили молодые армейцы. Нынче там обитало несколько тихих семей толстопузых генералов. За военными начиналась медвежья тропа и нетронутые просторы тайги. Мы любили вставать рано. Было по-утреннему прохладно, сонный берег утопал в тени. Я спускалась к озеру. Через несколько сот метров сбрасывала одежду и, сливаясь с природой, погружалась в хрустальную, обжигающую воду.

Бурятская сторона Байкала гораздо больше иркутской, но освоена лишь ее малая часть: от Байкальского прибоя в заливе Сор на юге, с его пьяной гудящей толпой до таинственной тишины полуострова Святой Нос в центральной части. У нас — красивые песочные пляжи, отвесные берега, девственная природа Баргузинского заповедника. У нас солнце растворяется в Байкале. У иркутян солнце рождается из Байкала. Их берег полог, им принадлежит волшебный остров Ольхон — оплот местного шаманизма, у нас — населенные нерпой Ушканьи острова и горячие источники Змеиной бухты. И нам нечего делить, но только делиться и вместе сохранять вверенное нам жизнью.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s