Заметки о Польше: Лодзь

1. Начало

Года два-три назад я ходила на йогу и лекции в московский тибетский центр на Шаболовской. Приезжий геше говорил тогда: «Старайтесь ступать как можно легче, стремитесь к невесомости». Этот навык я активно развиваю всякий раз будучи в Москве, в своей квартире. Все дело в переживаниях соседки снизу. Ее раздражает скрип моих половиц. Год назад она прибежала ко мне рано утром. С тех пор я передвигаюсь мягкой поступью по специальной траектории, минуя особо звучные места. Летать я пока не научилась, так как в Москве бываю довольно редко. Вот и сейчас тело мое поселилось в Польше, а душа по-прежнему обитает в Испании, тоскует и сравнивает Лодзь с Овьедо, конечно же, не в пользу последнего.Многое в Лодзи напоминает Россию. Архитектура, природа, внешний вид людей. Местные парни следуют моде на дворовую брутальность. Бреют головы, предпочитают вытянутые майки, фанфаронят перед чувственными девочками. Встречаются и стиляги на западно-европейский манер. Чаще всего ими оказываются турки. Большинство иностранных студентов здесь составляют выходцы из бывшего СНГ. Все дело в знании русского языка, которое значительно облегчает освоение польского.

Вот и нам, студентам «философии пола», организовали двухнедельный языковой курс. Помимо меня, занятия посещают две девочки — вьетнамка и испанка. Вьетнамка — Лан — криклива и счастлива. Она только поступила на наш «мастер». Испанку зовут Альбой. Она пока еще ни разу не дошла до класса.

2. Город
Я живу в общежитии для иностранцев в новом отремонтированном крыле. На ремонт старого, расположенного напротив, у университета попросту нет денег. Денег нет и на реставрацию исторических зданий в центре города, потихоньку стирающихся в пыль. Вчера я рассмотрела один из таких домов. Величественный, потускневший фасад, заколоченные окна первого этажа, веревки с бельем, натянутые между колоннами.
Историческим зданиям Лодзи не более 200 лет. Своей неухоженностью и заброшенностью они тревожат душу и пробуждают ностальгию. Потому я гуляю одна. Но только днем. Ночью меня пугают черные окна, бритоголовые подростки и темные подворотни. Вечером я люблю пройтись по самой длинной в Польше улице — Пьётрковске. От нее отходят вытянутые дворы-колодцы со стенами, увитыми плющом. В этих дворах прячутся террасы баров и ресторанов. Там разводят настоящий огонь, там пьют вино и слушают живую музыку, кутаясь в пледы.
3. Жить по подносу
Так вышло, что в публичной хронике моей воцарились образы еды, отпугивая посторонние сюжеты. Все дело в подносе. В Овьедо он был с Эйфелевой башней, Триумфальной аркой, Нотр-Дамом и круасанами. Тогда, через полгода после покупки, я случайно оказалась в Париже. На нынешнем изображены яичница, хлеб, паста, ломтики сыра-бекона-овощей и какая-то сладость. И вот уже почти месяц мы с подругами кочуем по польским общепитам, сраженные низкими ценами и манящими названиями… Но я не сдаюсь и надеюсь найти поднос с картинкой незнакомого города или хотя бы моря.
4. Происшествия
Вчера у меня парализовало челюсть, сегодня я отдираю застывший лак вместе с кожей руки и уже вырезала клок волос, попавший в строительную пену. Надеюсь, что скоро череда телесных повреждений закончится и в то же время радуюсь тому, что случившееся наверняка навлекло на меня много удачи. Ведь приходит же удача к тем, кто случайно наступил на какашку! Особенно в Испании. А Польша — чем не Испания! Почти всем.
Впрочем, с челюстью моей уже «вшистко в пожантку» — всё в порядке. Думаю, что просто не вышла из медитативного состояния вчера после йоги. Вернулась домой, погруженная в свои ощущения, открыла рот и не смогла прожевать виноградину. Повредила шейный позвонок! Я похолодела и мгновенно превратилась в животное, увлеченное только одной задачей — выжить. Бросилась к соседкам по блоку. Сказала: так и так, парализуется челюсть, нет ли у вас стакана вина, расслабить мышцы? Они покачали головами. Я заварила чай и все прошло.
5. Счастлива

Я устала рассказывать, что очень счастлива тут, в Польше. Мы с вьетнамкой Лан перебрались из общежития в квартиру. В старинный дом с высоченными потолками и двором-колодцем. В соседнем дворце, отданном под академию музыки, юнцы долдонят на барабанах и скрипках. Утром и вечером на город спускаются холодные туманы. Обветренная временем серая Лодзь становится еще таинственней.

Счастлива я тем, что здесь, и тем, что уеду отсюда. Наверное, в конце января. Махну в солнечную Испанию. Заканчивать свое второе высшее. И думать, что делать дальше. Сидр мне поможет справиться с меланхолией. Сладкое вино гжана согревает сейчас. Не то, что я много пью, нет. Последний бокал вина был вчера, на открытии конференции. Потом я пошла на йогу и инструктор дала упражнения на равновесие. Я чертыхалась сквозь зубы, балансируя как подбитый самолет.

6. Вдохновение
Снег скрипит под ногами. Холодные туманы блуждают меж зданий. Лодзяки понадевали меха. А у меня подследники овчинные в осенних ботинках. Потому я быстро двигаюсь по городу и иногда срываюсь на бег. В комнате моей появилась белая бабочка. Откуда влетела? Из какой гусеницы образовалась? Сейчас вот сидит на лампе, греется. Мне вдруг представилось неприятное. Подумалось, вдруг она в симбиозе со мной. Вдруг ночью выполз из меня червяк, окуклился. А теперь крыльями машет, навевая мне поэтическое чувство. Кто знает, откуда приходит вдохновение?
7. Конец

Сегодня мы занимались с завязанными глазами. Я потерялась дважды. Сначала инструктор Ада поправила меня, потом пришлось «зыркнуть» из-под повязки на соседей. Три месяца в стране, и польский уже не кажется мне извращенным и смешным. На йоге он родной и теплый: «ренцы до гуры» (руки вверх), «пёнты впуу» (пятки в пол), «занимамшеу в понедяуэк, шрёдэу и пёнтек».

Незаметно для себя я пустила в Лодзи крепкие корни. Полюбила людей вокруг, классы, высокие потолки нашей старой призрачной квартиры, соседку-вьетнамку Лан, готовящую самый вонючий на свете куриный бульон. У меня даже появился любимый суп — «мархевково-имберевый» в кафешке Магды Геллер. Я вросла в город, он — в меня. Отходы моего тела плавают в местных стоках. Мои волосы и частички кожи разлетелись аж до окраин «Уодьжи». Я глотаю с воздухом дыханья других. Пью местную воду, впитываю идеи, мысли, желания. Излучаю свои…

И снова разрыв. Сейчас — на каникулы. В январе — навсегда. С наступающим! Я праздную оставшиеся дни, мешая радость с грустью. Вспоминаю, как покидала Испанию в прошлом июле. По мере того, как поезд уходил из Астурии, ниточки моего тела, мои связи рвались, оставляя саднящие ранки. Возможно ли не цепляться за прошлое, за невозвратный опыт? Как долго Лодзь проживет во мне после того, как «Полонез» унесет меня в Москву?

сентябрь 2012- январь 2013
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s