Поэма о Седрике в двух частях

Часть первая. Мотоциклетный принц

Хуже неудовлетворенной женщины может быть только неудовлетворенный мужчина. Отправилась я в путешествие на далекий остров Сикихор. Вскочила на мотоцикл малознакомого парня, канадца. Он казался легким на подъем, компанейским человеком. Заказал отели, ничего, говорит, что спать на одной кровати будем? Ничего, говорю, вдоем веселее, когда дешевле.

Встретились мы в деревушке Моальбоаль, оседлали байк, затем паром и оказались в городке Думагете, из которого только на Сикихор и попадают. «Хэлло, Негрос!», — воскликнула я, ступив на землю с парома. Имела я ввиду, конечно же, название острова, на котором Думагете расположен. «В Штатах тебя бы не поняли», — заявил канадец и я обрадовалась: у парня есть чувство юмора. Но не тут-то было.

Ближе к вечеру он на меня обиделся. Когда я попыталась выяснить, в чем дело, оказалось, что я успела трижды его оскорбить: назвала его лжецом и неуверенным в себе ребенком. Ну да, человек с заниженной самооценкой всегда найдет чем оскорбиться, подумала я. Но вслух сказала: «Седрик, я не хотела тебя обидеть, прости, давай мириться. Будем друзьями. Нам с тобой еще 3 дня куковать в дороге».  «Ок», — ответил он и даже взглянул мне в глаза. «Седрик-Седрик, а можно я еще раз пошучу, в последний раз, обещаешь не обижаться?» — «Валяй» — «Спасибо, что принял сейчас взвешенное взрослое решение». Тут глаза Седрика потемнели, он отвернулся. «Блять, — подумала я, — опять».

С утра канадец заявил, что я себя сдерживаю и контролирую. Что моя проблемная зона — это секс. И что я об этом думаю? «Думаю, что ты меня вовсе не возбуждаешь, Седрик, и тебе со мной не светит», — сказала я по-русски и тут же перевела: «Секс и любовь для меня — синонимы и точка». «Ты совсем запуталась, Ирина», — заявил канадец, и я решила, к черту Сикихор, пора садиться на паром и плыть в родной Себу. А потом вспомнила, что в Себу — секта ананда-марги, которая за пару дней сожрет с меня гораздо больше энергии, чем нервный Седрик.

И вот мы прибыли в рай. Нас встретил порт с манящей изумрудной водой, в которой не плавало ни одной пластиковой бутылки. Нас встретили ослепительные полоски пляжей, розовый закат и утопающие в тропических зарослях домики. И даже Седрик перестал ко мне цепляться, и я подумала: не так уж он и плох. Мы прочертили грань, мы нашли новых знакомых. Я проснулась в 6 утра, заказала кофе, открыла ноутбук, увидела Негрос на горизонте и сделала фотографию, о которой так долго мечтала.

Часть вторая. Свобода

  • Седрик, что ты думаешь по поводу того, чтобы выехать завтра утром из отеля и наконец-то посмотреть остров? Все же мы договорились путешествовать вместе на твоем мотоцикле.
  • Ок, согласен.
  • Во сколько выезд?
  • Когда проснусь.
  • А сможешь ли ты сделать усилие и проснуться пораньше в какое-то конкретное время, о котором мы сейчас договоримся?
  • Нет.
  • Почему?
  • Потому что не хочу, и это мое право, не так ли?

Со стороны казалось, что мы супруги с 20-летним стажем взаимной ненависти, и это было особенно нелепо, если учесть, что знакомы мы не больше недели и никаких связей, кроме мотоцикла и забронированного номера в отеле, друг с другом не имеем.

«Тебе вовсе не обязательно бежать с острова, чтобы избавиться от Седрика», — убеждал меня новый приятель — француз Мэтью. Он хотел, чтобы я осталась.  Ландшафтный дизайнер по профессии, Мэтью был самым естественнным парнем в моем окружении. Он ел, когда ел, курил, когда курил, он всегда говорил то, что думал, или же просто молчал. Он поцеловал меня в обе щеки на прощание, чувственно и смачно. Я взяла билет на ближайший паром.

Сикихор — место зачарованное. Здесь живут ведьмы — плохие или хорошие в зависимости от пожеланий клиента. К ним я не попала, как не попала и в пещеру, и в главный местный городок — Сан Хуан. Общественного транспорта на острове нет. Администратор отеля — леди-бой — вызвала мотоциклиста из деревни. «Мой бывший любовник. В дороге ты можешь с ним разговаривать», — представила она подвыпившего мужчину. Впервые за долгое время я натянула на голову шлем.

Мы мчались в порт Ла Арены. Я озиралась по сторонам, пытаясь уловить, откуда идет эта музыка. А та все нарастала, и я вдруг поняла, что это песня свободы гремит в моей душе. Ветер бил в лицо, смазывая окружающий пейзаж. Закатные лучи пронзали дым от костров. Я прощалась с островом с благодарностью за урок, и тот нежно расступался передо мной, отпуская.

Филиппины — страна добрых людей. Охранники порта разрешили переодеться в своей кабинке. Попутчики показали, где найти свободную кровать. Сквозь полуприкрытые веки я наблюдала за белыми путешественниками — американос, как здесь называют всех европейцев — и наслаждалась одиночеством.

Реклама

1 Comment

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s